Ты кто такой...? или как я пришел в отряд.

Давно дело было... В 1995 году служил я в ОМОНе уже девятый год, было интересно, мотался по командировкам и уходить никуда не собирался. На первую войну в Чечне попал 5-го января, почти в самом её начале. В марте контузия и меня эвакуировали из Моздока на ИЛ-76 с короткой надписью на борту «Центроспас». Что это такое, кто эти люди, чем они занимаются, я и знать не знал, и не думал. Везут и ладно. Но название запомнилось. Три года спустя я уже работал в авиакомпании в охране, летал на самолётах по белу свету, но дело шло к дефолту, зарплату задерживали, пришлось думать об увольнении. И чуть ли не в тот же день увидел на улице центроспасовскую «Газель» и понял, что это судьба.

Поехал в Жуковский, нашёл улицу Наркомвод. Валера Замараев был тогда и.о. начальника поисково-спасательной службы, познакомились, он меня выслушал, сказал: «Пошли к начальнику, думаю тебя возьмут». Семь ступенек вниз по одной лестнице, семь вверх по другой, заходим в кабинет с надписью «Легошин». Кабинетом начальника, правда, назвать это помещение было трудно, дым коромыслом, какие-то спальники сушатся, топоры валяются, ботинки горнолыжные стоят посередине прохода. Подумалось ещё о том, что такой же бардак был в кабинете у комбата в ОМОНе, значит хозяин всего этого – человек хороший.

Хороший человек оказался небритым и каким-то всклокоченным, одетым в синий комбинезон и наглым. Разговор начал с вопроса: «Ты кто такой?» и дальше в том же духе стал пытать меня о моей прошлой жизни. Рассказ о Грозном прервал фразой: «Так это ты, сволочь, по нашим стрелял. Ладно, мы тебя берём, иди пиши заявление». Валера увёл меня, продиктовал текст, проверил и с теми же словами: «Пошли к начальнику» повел меня по тем же лестницам, но не прямо, а налево. Успел прочитать табличку «Начальник отряда Легошин», но подвоха ещё не почувствовал. Заходим. Валера встаёт рядом, начальник поднимает голову и знакомым голосом спрашивает: «Ты кто такой?». Я много чего повидал в своей жизни, но тут ноги стали подкашиваться. Начальник оказался тем же человеком, с которым я разговаривал десять минут назад, с тем же лицом, голосом и манерой поведения, но только в костюме, белой рубашке, галстуке, аккуратно постриженным и свежевыбритым. Смотрю на Валеру, тот стоит, как ни в чём не бывало. «Ну, думаю, проверка. Организация, похоже, серьёзная, надо делать умное лицо и не подавать вида». Но как этот человек успел за десять минут постричься, побриться, надеть костюм, перевесить таблички на дверях и, главное, зачем? Ну и оперативность. Дальше – больше. Он стал задавать вопросы. Те же самые и в том же порядке. Через три минуты я уже знал: какой вопрос и с какой интонацией мне зададут следующим. Когда дело дошло до грозненской истории и прозвучала фраза о том, что я сволочь, которая стреляла по нашим, я уже не сомневался, что через минуту меня примут на работу. Так и произошло. Пожали руки, Валера меня увёл. Я ничего не понимаю, только крутится мысль – если начальник у них такой странный, то какие же все остальные… Прямо спросить боюсь, думаю, что проверка всё ещё продолжается, да и идиотом в первый же день выглядеть не хочется.

Ну и начал работать, решив, что так и надо. Удивительного начальника периодически видел, переменам его внешнего вида уже перестал удивляться. Секрет раскрылся сам собой месяца через три, когда я увидел братьев-близнецов Андрея и Володю вместе.

С тех пор веселю друзей этой историей уже четырнадцатый год. Успех по-прежнему оглушительный.